Знакомства с аный семеновичь

истории основные :: Все дни июня - страница 2

знакомства с аный семеновичь

ветского народа в Вели. Аный путь к сокрушенню мировой войны. -кушевых .. ной Армии, о боях на ские навыки - донесе. нам знакомиться заново. . на северную окраину По Александр Семенович Некрасов — ветеран Ве-. И это знакомство тем легче, что Михаил Иваныч сам ищет человека, .. ан раз несу водку господам из конторы, он — и валит с приятелями пья-а-аный. () Николай Семенович Лесков — одна из самых оригинальных . кровати с явной целью довести знакомство до логического конца. Но кровать очень узкая и неудобная! .. животновод Жуенко Владимир Семенович. С него и начнем. Говори, Владимир Е#аный огуречик. (ударение на "а") Дня .

Не представляю себе его в таких ролях. Со мной навсегда останется мой Владимир Высоцкий. С плохой записи маленького кассетника, хрипящего его голосом. В 10 лет, я не знала, кто такой Высоцкий, на два года раньше или на два позже, был он для меня дядькой с гитарой. Гитара дома была, как и положено, с красной лентой на головке грифа. Для меня эта ночь вне закона, Я пишу по ночам больше тем, Я хватаюсь за диск телефона И набираю вечное ноль семь. Всегда слушала замирая, представляя, как он, Владимир Высоцкий фото на обложке пластинки былозвонит дорогому человеку — девушке любимой.

Все нити истории прошли сквозь его судьбу и талант, оставив потомкам восхищение способностью отдавать себя без остатка людям с пронзительной силой самопожертвования на алтаре искусства жизни.

Александр Вырвич "Шар земной мы вращаем" В январе года я, обучаясь в Калининском суворовском военном училище, на зимние каникулы поехал не домой, а к однокласснику, проживающему под Ленинградом. И вот дома у одноклассника был кассетный магнитофон, на котором мы целую неделю слушали песни Высоцкого. До этого я о таком человеке ничего не слышал, включая его песни.

И голос, и репертуар тематика были такими необычными, отличающимися от всего звучащего по радио и телевизору, бравшими сразу за душу и не отпускающими слушателей.

Песни Высоцкого о спорте, о горах, о любви о чем бы он ни пел были до того пронзительными, правдивыми, что их хотелось слушать и слушать. Но особенно нам, будущим офицерам, нравились его военные песни.

Пел он, конечно, не голосом, который был тоже своеобразным, а душой. Таких певцов очень мало. Наверное, из известных певцов, по моему мнению, к таким, с определенными поправками и оговорками, можно отнести Леонида Утесова, Марка Бернеса и Аллу Пугачеву.

Это высочайшее искусство, а точнее, Божий дар. Она имела центральное отопление и водопровод на четвертом этаже, сам дом был пятиэтажным. Конечно, по сравнению с прошлой каморкой комната выглядела шикарной. В эту, кстати говоря, комнату в м году приехали из деревни Кольцово наша мама и сестра Екатерина. Отец вышел на пенсию в м году. Он все время любил заниматься чем-либо по дому и часто читал газеты.

На месте без дела не сидел. Так, например, он каждый день посещал продовольственные магазины и Тишинский рынок. Это было для него что-то вроде прогулки. Надо сказать, что несмотря на свою тяжелую жизнь, я имею в виду то, что отец участвовал в Первой мировой войне и Гражданской войне, что у него были плохие бытовые условия, да и работал он продавцом в магазине — дело, как говориться, тоже не из легких, Илья Павлович особенно не жаловался на здоровье, никогда не болел простудными заболеваниями и болезнями желудочно-кишечного тракта.

Но Великая Отечественная война здорово подорвала ему здоровье. После войны его мучила гипертония, а в году развилась глаукома и вскоре после этого ему удалили один глаз.

Тогда еще не умели лечить эту болезнь. В м году у него перестал видеть и второй глаз. С тех пор он перестал выходить на улице и здоровье его после этого очень сильно сдало. В феврале года он скоропостижно скончался от инсульта. Это случилось после завтрака, когда он прилег на диван и беззвучно ушел из жизни. Конечно, слушая мой рассказ, вы можете подумать, что наш отец внес меньший, чем наша мама, вклад в наше воспитание.

Ведь многие годы он жил в одиночестве в Москве в своей крохотной каморке, тогда как мать была связана с заботой о нашем питании, здоровье и школьном образовании. В какой-то мере это правда.

Full text of "Родина мастеров. Рассказы. Очерки"

Но это, пожалуй, больше касается нашего школьного возраста. Вместе с тем роль отца в жизни нашей семьи играла очень большую роль. Он оказывал нам большую помощь заработанными деньгами в строительстве всех наших домашних построек, каких было немало, и в покупке одежды и обуви, а также продуктов питания.

Особенно он нам сильно помогал, когда мы стали уже взрослыми. Он всегда был в курсе нашей жизни и наших занятий. Но, как бы плохо ему не было, он все равно в е и е годы никуда не уехал из Москвы, а зарабатывал нам на жизнь. Благодаря ему мы, его дети, стали в разное время жителями Москвы и Подмосковья: Анна — в году, Екатерина — в м, Алексей — в м, Владимир — в м и я — в м. То есть, в конечном счете он создал базу для нашего приезда в столицу и в Подмосковье. Это означает, что мы, его дети, а также его внуки и правнуки, должны быть в этом именно ему благодарны.

Короче говоря, такая у моих родителей сложилась судьба. Но я хотел бы рассказать вам еще коротко о том, как сложилась довоенная судьба у моих братьев и сестер. Начну с сестры Анны. Она намного старше меня: Так как она была первенцем в семье Зиминых, то на ее долю выпали самые большие трудности из периода домашнего неустройства нашей семьи. Какое-то время она жила у бабушек в Кольцово и Болтоногово, но потом стала скитаться с матерью по разным местам — в деревне Раденки, на хуторе, пока в м году не переехали снова в деревню Кольцово.

Ухаживая за своими младшими сестрой и братьями, Анна была первой маминой помощницей. Попутно замечу, что у матери кроме нее было еще восемь детей, четверо из которых, правда, умерли в младенчестве. Она действительно была всем нам нянькой, мы все так ее именно и звали. Она рано познала труд и выполняла все крестьянские работы: Не знаю, как у нее созрело такое решение, но в м году она вдруг навсегда уехала из деревни в Москву. С тех пор она приезжала к нам только во время отпуска на две недели.

После этого место главного у матери помощника заняли брат Алексей и сестра Екатерина. В Москве Анна прописалась у своей тетки - младшей сестры матери Екатерины Алексеевны. Тетка оказалась строптивой, своенравной и с тяжелым характером. Никого из родственников она не баловала своим вниманием. Кроме того, была очень скупая и никому из своих родственников не помогала. А многие из них, особенно болтоноговские, так нуждались в ее помощи! Семья тетки жила вполне обеспеченно.

Ее муж Дмитрий Дмитриевич Бурмистров, уроженец нашей деревни, родители которого тогда еще жили в Кольцово, работал в торговле занимался продовольственными товарамизанимал там большие должности и умел обеспечить семью всем необходимым. Но хотя Анна была у нее прописана, фактически жила у другой тетки — сестры отца Татьяны, у которой, как я вам уже говорил, была комната метров на двадцать на двоих с мужем.

Детей у них не. Муж тетки Иван Федорович Хромов, кстати говоря, уроженец деревни Раденки, в период НЭПа имел свою лавку, а потом стал директором небольшого хлебного магазина на улице года. Тогда же Хромов взял к себе на работу Анну в качестве продавца. Надо сказать, в минувшие е годы Татьяна Павловна и Анна были сравнительно молоды и дружили между.

Когда в период летних каникул я ездил к отцу в Москву, то не раз был невольным свидетелем их очень дружеских отношений. Они вместе ходили в театры, в кино, посещали парки культуры и отдыха. Но хотя Татьяна жила не бедно, она никогда была не прочь заполучить от моей сестры или моего отца кое-что из продуктов и каких-нибудь подарков. В середине х годов Анна уже работала в булочной-кондитерской, расположенной на углу улиц Горького и Васильевской.

В году она вышла замуж, но потерпела с ним неудачу. Ее муж, я, знаете, не помню его фамилии, оказался пьяницей и хулиганом. Им вскоре пришлось разойтись.

Закончить университет перевод на английский

В том же году у нее случились большие неприятности, связанные с недостачей хлеба в торговле. Попросту говоря, она была нагло обманута. В те военные годы действовали очень суровые законы. Ее, конечно, сразу арестовали. Об этом я уже узнал из письма отца, которое он мне отправил на фронт.

После этого я немедленно обратился с письменным заявлением в Московскую городскую прокуратуру о пересмотре ее дела. Мое вмешательство помогло, дело ее пересмотрели, ей смягчили наказание. В конце войны, очевидно, это произошло уже в м году, Анна вторично вышла замуж. Новым ее мужем стал Павел Павлович Милешин, родившийся в м году. О нем мне тоже хотелось бы сказать несколько слов. Когда сестра вышла за него замуж, это был уже не первый его брак.

На руках у Павла оказалась десятилетняя дочь Лида. В то время он проживал на Первомайской улице. К сожалению, этот дом сейчас не сохранился. На его месте ныне построен кинотеатр. В доме он занимал комнату площадью в квадратных метров.

Это был дом работников Московского инструментального завода — сокращенно МИЗ. Сам завод располагался на Электрозаводской улице. На заводе он работал в качестве гардеробщика, слесаря, токаря, причем уже много лет. Дом, в котором он жил, был барачного типа, двухэтажный, деревянный, с печным отоплением в комнате и туалетом на улице. Внутри каждого этажа дома шел деревянный коридор, в который выходили отдельные комнаты.

В середине его находилась общая кухня для всех жильцов дома. Сам Павел был родом из сельской местности из Рязанской области. Родителей он лишился еще в детском возрасте. Из разговоров с ним я понял, что он нигде никогда не учился, никогда не читал какой-либо литературы и даже газет. И представьте себе, несмотря на это, обладал природной смекалкой и логическим мышлением, да и мастеровой был человек. Этому, конечно, способствовало многолетнее пребывание в московской рабочей среде, которая обладала в то время высоким производственным интеллектом.

В армии он не служил и в Великой Отечественной войне не участвовал. Очевидно, ему выдавалась бронь как квалифицированному рабочему. Я не знаю, как он очутился в Москве. Из наших с ним разговоров можно судить, что он прошел прямо-таки тернистый рабочий путь — был извозчиком, гардеробщиком. На МИЗе он работал сначала шорником и лишь только потом слесарем и токарем.

С родственниками-свойственниками мужа у Анны складывались непростые отношения. Родственники Лиды поддерживали отношения, но не с целью оказания ей материальной помощи, а с тем, чтобы настроить девочку против мачехи. Анна очень из-за этого переживала. Но она поддерживала девочку, старалась ей во всем заменить родную мать. Я не буду дальше говорить о сестре, так как это уже относится к послевоенному периоду. Следующим в семье был брат Алексей, родившийся в в феврале го года в Болтоногово.

К тому моменту, когда он родился, мать переехала жить в деревню из подмосковного местечка Чухленки, где тогда работал отец. Если позволите, я немного пройдусь по жизненному пути брата до его начала службы в армии. Сначала он окончил Кольцовскую начальную школу в это время наша семья уже жила в деревне Кольцовоа потом поступил в открывшуюся семилетнюю школу крестьянской молодежи в городе Тарусе. Алексей, как я вам уже говорил, был первым жителем нашей деревни, кто посещал эту школу и даже ее впоследствии окончил.

Для деревни это было, конечно, чем-то новым и необычным. Другие мальчишки и девчонки пока не осмеливались еще учиться в школе. Это пришло в деревню позже. Ведь я вам уже говорил о том, что Таруса была удалена от деревни на 15 километров.

Это, конечно, доставляло немало хлопот и трудностей для того, чтобы детям посещать школу, особенно в зимнее время, в условиях бездорожья и снежных заносов, морозов.

Кроме того, в школе было плохо с жильем и питанием. В связи с этим мне вспоминается такой случай. Однажды, возвращаясь домой зимой из Тарусы в деревню в выходной день, он повстречался в поле с волками. Мы этим были впоследствии очень сильно взволнованы. Ведь все могло очень плохо для нашего брата окончиться. Но он проявил смелость и находчивость: Волки от него убежали. Стоит отметить, что и из ближайших к нам деревень в Тарусе тоже никто не учился.

У брата был только один напарник — Сергей Соболев из деревни Заворово. Учился в школе Алексей хорошо, был дисциплинирован. Там его, кстати говоря, приняли в комсомол. После окончания семилетки он поступил в Каширский техникум земледелия город Кашира Московской области, надеюсь, вам о чем-то говорит. К слову сказать, желание стать агрономом появлялось у него и раньше - когда в период учебы в школе им читали курс лекций агрономы. Однако его мечте так и не суждено было осуществиться. Все дело в том, что когда он приступил к своей учебе в техникуме, бытовые условия там были просто невыносимыми: Кроме того, в общежитии процветало воровство.

После того, как в очередной раз у брата украли одежду, он бросил все и уехал в деревню Кольцово. К тому времени в деревне вовсю проводилась коллективизация.

Молодежь, которой в Кольцово в то время было много, активно включилась в дела колхоза. Алексей вступил в колхоз и стал там участвовать в самых разнообразных работах: Казалось бы, для такого молодого парня, как мой брат, все это должно было быть не так уж и интересно.

Однако весь этот примитив скрашивал досуг, который молодежь сама себе придумывала. Правда, в х годах деревня располагала весьма скудным арсеналом средств для культурного развлечения. Были только одна гармонь да несколько струнных инструментов — балалайки, гитары, домбры. В деревне не было ни одного патефона и всего лишь в двух-трех домах из семидесяти имелись детекторные приемники с наушниками, на которых слушали радиопередачи.

Такой приемник вскоре оказался и в нашем доме. Его купили в Москве, а смонтировал Леша. Благодаря этому наша семья смогла слушать радиопередачи из Москвы. Это, конечно, считалось в то время огромной роскошью. Короче говоря, молодежь умела организовать себе досуг. Как правило, летом ребята собирались на улице, а зимой — в избе-читальне или же у кого-нибудь из девушек. Изба-читальня представляла в ту пору из себя что-то вроде деревенского клуба.

Здесь проходили танцы, игры под балалайку или гармошку, во время которых местные девушки с большим вдохновением изображали песни и частушки. Официально никто этого не организовывал. Были просто любители-активисты, что называется, заводилы. Он, как правило, за вечер звучал несколько.

Это был групповой танец, он исполнялся несколькими парами и включал в себя несколько танцев. На протяжении многих лет заведующим избой-читальней был некто Манцев, который приезжал откуда-то со стороны и снимал с семьей дом в деревне. При изба-читальне активно действовала художественная самодеятельность. Главным направлением в этом вопросе был так называемый драматический кружок. Главным его режиссером, если можно его так назвать, был житель деревни Иван Петрович Прокофьев.

Большого образования, как видно, он не имел. В жизни он был деловым человеком, работал сначала в деревне кузнецом, а затем в деревне Лопатино токарем в машинно-тракторной станции МТС. Но он, безусловно, обладал огромным талантом организатора, постановщика и актера.

На деревенской сцене он ставил спектакли по пьесам Александра Николаевича Островского, Антона Павловича Чехова и других авторов. Алексей активно участвовал во всех ставящихся спектаклях.

Получалось у него это дело довольно прилично. Так, во всяком случае, нам тогда. Деятельность драматического кружка пользовалась большим успехом у жителей деревни.

Через какое-то время главный счетовод колхоза Василий Семенович Захаров, один из самых грамотных в деревне людей, пригласил к себе в помощники нашего Алексея.

Он, конечно, на это сразу же согласился и работал у него вплоть до своего призыва в армию. У брата, конечно, было много увлечений. Так, например, он очень любил ловить рыбу. Стоит отметить, что в нашей речке Тарусске в то время водилось очень много этой рыбы. Почти все свободное время он проводил на речке. Искусно овладев такими снастями, как удочка, жерлица, наметка, он приходил домой с хорошим уловом и наша семья всегда этим лакомилась.

Страсть к рыбалке брат привил себе на всю оставшуюся жизнь. О его военном судьбе мы еще поговорим, но уже. Дальше я перейду к своей старшей сестре Екатерине, родившейся в году. Как и все мы, она училась сначала в Кольцовской начальной школе, а потом в Тарусской средней школе. В период своего обучения в городе она проживала в общежитии. Но окончила она там, правда, только семь классов. Это было начало х годов. В то время в деревне вовсю создавался колхоз.

Но в колхозе Катя не осталась, а сразу после окончания неполной средней школы переехала в город Орел, где стала учиться в школе ФЗО. Профессию она там получала явно не женскую — слесаря по ремонту паровозов. В свои лет она работала в железнодорожном депо на станции Шахунья Горьковской области. Работая в депо, Катя познакомилась с молодым парнем Александром Ивановичем Офицеровым, который вместе с ней трудился.

По этому случаю ездил к ним и присутствовал на их маленькой свадьбе в городе Орле. Но вскоре Александра призвали в армию и они навсегда расстались, поскольку вскоре после этого началась Финская война, на которой он погиб. В то время сестре был всего 21 год. Условия их быта, а в то время она жила в общежитии, оказались не лучшими.

знакомства с аный семеновичь

Кроме того, она оказалась вдали от родных мест. Катя из-за этого очень сильно переживала. Вскоре по настоянию сестры Анны и отца она оставила свою работу и переехала к ним в Москву. Но жить ей стало совершенно негде: В деревню ей возвращаться не хотелось. Начались ее многочисленные скитания по родственникам и знакомым. Иногда она приезжала на несколько дней в деревню, а потом снова уезжала в Москву. Но ни отец, ни сестра ничем не могли ей помочь. Временно, помню, она устраивалась продавцом в хлебно-кондитерский магазин, в котором работал директором муж тетки по отцу Иван Федорович Хромов.

Такое положение продолжалось два года. А потом случилось несчастье. Заболев гриппом и так от него до конца и не вылечившись, Катя вместе со своей подружкой Маргаритой Зайцевой поехала из Химок кататься на речном трамвае по каналу Москва-Волга.

После этого она заболела воспалением легких, которое переросло в туберкулез легких. Начался период длительного ее лечения. Сначала, правда, это было в больницах города Москвы. Но летом года, будучи уже совсем больной, она приехала жить к нам в деревню Кольцово. Там для нее были созданы все, так сказать, необходимые условия: Но вдруг началась война. После того, как все мужчины стали уходить на фронт, сестре предложили стать секретарем Кольцовского Сельского Совета.

Она на это согласилась. Ведь она была грамотной, дисциплинированной девушкой и очень хорошим организатором. Она быстро завоевала авторитет среди наших сельчан. Когда фронт начал все ближе и ближе к нам подкатываться, ей вместе с матерью как активистам предложили эвакуироваться. Но она оказалась очень больной и в таком состоянии так и не решилась ехать неизвестно. Они остались в деревне и положились на волю судьбы.

С октября по декабрь года деревне находилась в оккупации и поэтому в этот период времени советская власть у нас, естественно, не функционировала. Деревня считалась прифронтовой зоной — ведь немцы впоследствии были остановлены в километрах от города Серпухова Московской области. Надо сказать, в период оккупации немцы постоянно останавливались в нашем доме.

Своими неудачами на фронте они были очень сильно озлоблены. Нас они все время притесняли. Кате было, конечно, трудно уберечься от ухаживаний фашистских солдат. Ведь она была совсем молодая женщина! Мама нашла выход из ситуации: Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, она одевалась очень непривлекательно: Все, к счастью, обошлось благополучно. После изгнания войск Красной Армии из нашей деревни это произошло в конце декабря года Катя вернулась к исполнению своих обязанностей секретаря Сельского Совета.

Здоровье ее, впрочем, никак не улучшалось. Она не получала никакого лечения. И хотя с легкими дело стало идти на поправку, к этому времени ко всему прибавилась еще болезнь туберкулеза позвоночника, - так и не знаю, по какой такой причине.

Пока мы, ее братья, находились на фронте, родители принимали все меры для ее излечения: Но болезнь по-прежнему прогрессировала. Очевидно, наша медицина тогда была еще не в состоянии бороться с этим недугом. Ситуацию, помимо всего прочего, осложняло еще и то обстоятельство, что в то время как мать по приезде прописали в Москве, Екатерине в прописке отказали.

Через какое-то время домой стал постоянно наведываться участковый милиционер и требовать ее немедленного отъезда из Москвы. Приехав в отпуск к родителям в декабре года, я стал очевидцем этой столь неприятной картины. Такое плохое отношение милиционера к моей сестре меня глубоко потрясло. Ведь она в самом деле была больная и беспомощна и, естественно, никуда выехать не могла. Как офицер-фронтовик я не мог понять: У меня с этим милиционером произошел скандал.

Я попросил его не беспокоить Екатерину, пока я уду добиваться ее прописки. Половину отпуска пришлось мне посвятить тому, чтобы ходить со своей проблемой по разным инстанциям, вплоть до Министерства внутренних дел.

Но везде, куда бы я не приходил, получал отказ. Сделать это оказалось тоже не так-то. Но он меня принял на Моховой в своей Приемной и спросил: Он немедленно дал указание своим помощникам, те стали куда-то звонить и вопрос с сестрой был решен. Катя очень рада была оказанной ей помощи. Однако быть москвичкой ей долго не пришлось. Болезнь стала прогрессировать, медицина оказалась бессильной прервать ее болезнь.

В завершение рассказа о своих близких родственниках я вам немного поведаю о жизни брата Владимира до его службы в армии.

знакомства с аный семеновичь

Когда в июле го года он появился на свет, наша мама жила на хуторе. Я уже рассказывал вам о том, что я не знаю историю этого хутора. Но, очевидно, он стал порождением так называемой столыпинщины.

Как рассказывали, собственно говоря, мои родители, это было крепкое хозяйство с большими земельными угодьями и домом. В хозяйстве было много скота и птицы. Владелицей хутора являлась Чернышова — врач-гинеколог по образованию. Нашу мать она приняла в качестве работницы по рекомендации ее матери — нашей бабушки Матрены. Для проживания мамы с детьми та самая Чернышова выделила маленькую комнатушку.

Ведь в то время женщины, работавшие в крестьянстве, не имели никаких декретных отпусков: Наш отец в это время работал в военкомате в Тарусе писарем и приходил к семье только по выходным дням.

Владимир считался в семье восьмым ребенком, хотя в реальности оказался только четвертым четверо наших маленьких детей, как я говорил ранее, умерли до его рождения в грудном возрасте. К этому времени старшей нашей сестре было четырнадцать лет, Алексею — семь, а Кате — три года. Владимир с самого начала рос тихим и спокойным мальчиком. Такой характер он унаследовал от отца. Ему он оставался верен до конца своих дней. Природа наделила его крепким сложением и здоровьем.

Он предпочитал уединение и чаще занимал себя. Он не очень любил песен, плясок и особо не стремился научиться играть на музыкальных инструментах. В начальной школе учился прилежно и был в четвертом классе даже отличником. Как и все дети моих родителей, рано освоил сельскохозяйственный инвентарь: Все время пропадал в огороде. Мне приходилось слышать немало занятных историей, которые с Володей происходили в детстве. Однажды во время молотьбы на току а молотили у нас все зерновыми цепамикогда был объявлен перерыв, он тихонько забрался под снопы, которые подлежали обмолоту, и замолк.

После перерыва взрослые снова стали ударять цепами по копне, как вдруг оттуда послышался крик. Испуганного, но, к счастью, невредимого брата тут же вытащили оттуда.

И еще один случай, если вам интересно, я могу рассказать про брата. Когда взрослые опять работали на току, ему, чтобы он не мешал, дали миску со сливами. Сливы, как видно, ему понравились. И когда все обратили на него внимание, то были в ужасе. Оказывается, он поел все сливы вместе с косточками. Однако и на сей раз все обошлось благополучно. Володя с детства проявлял во всем дисциплинированность, аккуратность, бережливость и практичность. Все его поступки, как правило, оказывались обдуманными и целенаправленным.

Он всегда проявлял себя как неторопливый и собранный человек. Также хотелось бы отметить, что когда брат учился в начальной школе, то всегда почему-то оказывался главным оформителем школы к праздникам. Ему поручали писать плакаты, лозунги, транспаранты. Также учителя поручали ему делать различные учебные пособия: Он участвовал в оформлении школьной стенгазеты. Причем получалось это у него вполне себе прилично. Очевидно, это был его природный дар, который погас, так и не получив нужного, так сказать, раскрытия.

Володя был старше меня всего на три года, поэтому все детские годы у меня прошли, можно сказать, с ним одновременно. Наши занятия оказывались взаимными. Я имею в виду детские игры, дела и забавы. Мы вместе спали, ели, ходили в школу, в лес, купаться на речку и ловить рыбу, работали в городе и на поле, помогали маме и старшим сестрам и брату во всех житейских делах.

После окончания Кольцовской начальной школы Владимир пошел по стопам брата Алексея и сестры Екатерины: В то время в Тарусе действовало три школы: Беляевская школа размещалась в двухэтажном здании в центре города напротив Дома Культуры и отдела милиции. Средняя же школа находилась в двух зданиях, так называемых белом и красном зданиях, их так и называли по наружному облику. Учился в Тарусе он посредственно. Но после окончания седьмого класса поступил в среднюю школу в восьмой класс. У нас с ним был разрыв в два класса, то есть, если я учился в пятом, то он в седьмом.

К тому времени только мы вдвоем с ним из всей деревни посещали Тарусскую среднюю школу и проживали вместе в школьном общежитии на Воскресенской горе. Бюджет у нас был очень скудным и единым. Володя всегда оставался кассиром.

знакомства с аный семеновичь

Но в восьмом классе у него вдруг начались нелады с физикой, которую вел директор школы Лагуткин. Он не поставил ему положительной оценки за год. Володе дали переэкзаменовку на осень. Но за время летних каникул Владимир так и не стал заниматься физикой.

Помочь ему в его беде оказалось некому. В результате он не подготовился к переэкзаменовке, не был переведен в девятый класс. Он не захотел больше посещать школу и остался в деревне. Таким образом, после этого я стал единственным в деревне человеком, кто посещал в Тарусе школу.

Володя так и остался на всю жизнь с восемью классами образования. Но в то время он все равно считался у нас грамотным парнем. До него только двое наших деревенских окончили в Тарусе по девять классов: Мария Гусева и Ирина Подгорина. Правда, к тому времени они уже не жили в Кольцово. Вскоре брата назначили заведующим Кольцовской избой-читальней. Он нормально выполнял свои новые обязанности.

Там действовали разные кружки самодеятельности, работала библиотека, проводились ежедневные встречи и вечера сельской молодежи, причем они не знали никакой сезонности. Круглый год здесь звучали песни, показывали кинофильмы, проходили торжества по случаю революционных праздников, собрания деревенских жителей и другие мероприятия.

Часто на молодежных вечерах в качестве основного музыканта выступал я со своей балалайкой. К сожалению, в те годы в деревне не жило ни одного настоящего гармониста или баяниста. Только лишь летом со своим баяном в деревню приезжал Алексей Самойлов. Он, кстати говоря, оказался замечательным баянистом.

Поэтому большая часть молодежных вечеров в избе-читальне, где пелись песни, частушки и исполнялись танцы, проходили под аккомпанемент балалайки. Говорили да это признавал и сам Владимирчто я на ней довольно виртуозно играл.

Однако в это время молодежь стала уезжать из деревни на промышленные предприятия. Помню, к нам в деревню приезжали представители разных заводов, шахт, железных дорог и проводили для себя вербовку людей. Парни и девушки уезжали в самые разные концы страны.

Этому соблазну поддался и мой брат Владимир. В году он завербовался для работы на шахты Подмосковного каменно-угольного бассейна, которые находились вокруг города Сталиногорска нынешнего Новомосковска Тульской области.

Его направили в город Болоховку на шахту 17 бис. Надо отметить, овладеть трудной профессией шахтера оказалось для моего брата так-то уж легко и. Сначала он работал крепильщиком, потом забойщиком. Это был тяжелый, изнурительный труд для летнего парня. Я это понял лишь после того, как по его приглашению съездил к нему на шахту.

Тогда, помню, вместе с шахтерами я опускался в штреки, где, добывая уголь, местные шахтеры работали отбойным молотком. Дали орудовать таким молотком и. Я понял, что шахтерская работа — не для.

Мои физические данные совсем не подходили для. Что касается товарищей Володи по работе, то в основном это были молодые парни, приехавшие сюда работать из разных областей России. Сами они проживали в хозяйственном общежитии. Шахта имела свои столовую, где очень прилично кормили.

На Луне очень красивые женщины. Я говорю так потому, что имею на это право. Я был на Земле, в мини-колониях ан Марсе, Юпитере и Нептуне. Я видел много людей, много женщин. Но нигде нет таких как на Луне. Дело, наверное, не во внешности, хотя Лунянки удивительно хороши. У женщин чистая, светлая кожа, большие. Но все же причина их особенности, пожалуй, кроется в их психологии.

Слово "дама" обязательно приставляется ко всем именам Лунянок. Дама не может быть привлечена к ответственности за уголовное преступление просто потому, что настоящая Дама их никогда не совершит. На Луне линии родословной ведутся по материнской линии, и тем, кто был рожден от нюшных женщин, приходится сложно. Таким детям могут не разрешить посещать общественную школу, посещать высшие курсы По сути, полжизни Лунянина определяется заранее статусом его матери.

Если ваша мать Дама, то вы сразу попадаете в Лунное общество и пользуетесь всеобщей Лунной неприкосновенностью внимания, --.

Новые истории - основной выпуск

Если же ваша мать прибыла с земли, говорит на пен-а-нюш и ведет себя совершенно нюшным образом, то к вам будут относиться соответственно. Просто вас могут не допустить в Лунное общество, и вы будете коротать время либо с приезжими туристами, либо в одиночестве С-кемпинга. Для того чтобы быть Дамой вовсе не обязательно иметь 6 поколений Лунян.

Приезжие женщины могут называться Дамами так. Мать друга моего детства, Дама Валериана, родилась где-то в Евро и прилетела на Луну только в возрасте 26 лет. Но она всегда вела себя как Дама, и никто теперь не осмелился бы забыть приставить к ее имени это обращение. Чтобы быть Дамой, надо вести себя как Дама.

Сплетни, женские козни, такие распространенные на Земле, на Луне считаются дурным тоном. Впрочем, конечно же, дело не в тоне, а в том, как женщина живет на Луне.

На Луне много мужчин, гораздо больше чем женщин. После войны вообще количество женщин на планетах резко сократилось. Мужчины менее подвержены раковым опухолям и лучше переносят радиацию, кроме того, мужчинам не нужно рожать детей, а потому в сложные годы болезней и эпидемий, последовавших за ядерной войной, мужчин выжило. На Луне, как и на Земле, женщин мало, а потому иметь верную подругу или любящую жену посчастливилось немногим. Те, кто либо не хочет тратить время на ухаживание за Дамой, либо не желает долгосрочных отношений, тратят деньги на шлю.

Так называют на Луне женщин, живущих за деньги то в кемпинге одного мужчины, то в кемпинге другого. Шлю переезжают от мужчины к мужчине лет до40, затем обосновываются где-нибудь в районе Хрустального Сердца и живут остаток жизни дней там, в великолепии роскоши и одиночества. Я не уверяю, и никогда не говорил и ранее, что лунное общество идеально.

Я вырос на Луне, был принят в Лунное общество, допущен в элиту планеты, а потому редко задумывался в детстве, и позже в юности о том, справедливы ли мы по отношению к таким женщинам и их детям.

В пен-а-нюш есть одно интересное нарицательное существительное -- "ханжа", как я понимаю, оно служит для обозначения человека или общества, в котором провозглашенные свободы и права остаются свободами бумажными, не истинными. Интересно, что ничего подобного в лу-русс. Были ил Луняне ханжами? Мне трудно сказать, но на Луне всегда существовали линии, в пределах которых действовали все золотые правила Луны, вне их -- человек был лишь песчинкой вселенной, интересной лишь тем, что она когда-то покрывала собой Луну.

Но я не думал об этом долго. Я рос в слишком хорошей семье, чтобы искренне сожалеть о других семьях. У моей мамы были необыкновенные золотые волосы. Такого яркого солнца в женских волосах я никогда больше не. У моего отца были пшеничные волосы с блеском седины в висках. Как и все Луняне он носил тейл на затылке, туго затянутый крошечным шнурком. Когда мама распускала свои золотые волосы, они мягко шуршали по плечам и тяжелой волной скатывались на спину. Однажды дверь в их спальню открылась, и я краем глаза увидел их двоих, сидящих близко-близко к друг другу у макияжного экрана.

Он сидел, повернувшись к ней спиной, расстегивая молнию рабочего ствара. Его голова была слегка опущена, так, чтобы мама могла развязать шнурок на его волосах. У мамы были тонкие, белые пальцы с длинными бледными ногтями; ее пальчики медленно развязывали шнурок волос, то и дело касаясь лица, шеи и спины отца.

Наконец последняя прядь была освобождена, и его кудрявые волосы опустились на плечи. Мама взяла в руки гребень с длинными костяными зубцами и начала прядь за прядью расчесывать отцовские кудри. Можно было бы воспользоваться макияжным экраном, но она любила расчесывать волосы. Мама сидела на пуфе на коленках, прислонившись коленями к спине отца; ее лицо было так близко к его шеи, что иногда ее распахнутые губы невзначай касались ее, перебирались на волосы, на затылок.

Мама расчесывала прядь за прядью и аккуратно ложила на спину. Она начинала от светлого пробора посередине головы и, касаясь волос лишь парой зубчиков гребенки, вела гребенку вниз медленно по темени, чуть быстрее по затылку и бесконечно долго по кончикам волос. Расчесав волосы, мама налила в ладонь душистую жидкость из отделения экрана и растерла ее по рукам.

Затем она погрузила ладони в волосы отца, и, растопырив пальцы, расчесала кудри своими руками. Отец закончил с молнией и слегка повернул голову.

Его глаза были закрыты, лицо спокойно, а губы улыбались, слегка-слегка, бесшумно, чтобы не спугнуть блаженство момента. Это был первый и единственный раз, когда я вел себя таким нюшным образом. Ни до того, ни впредь, я никогда не позволял себе подсматривать.

Я не хотел делать этого и в тот раз, но был, притянут красотой момента. Я не могу сейчас вспомнить, видел ли я когда-либо более гармоничные отношения между мужчиной и женщиной, мужем и женой.

Я смотрел на них не больше пары минут, а смог понять, кажется, всю их любовь к друг другу. А она ведь просто расечсывала ему волосы. Нет смысла говорить о том, что все наши соседи и знакомые были Дамами. До 14 лет я вообще не видел шлю ни разу. Все женщины, которых я знал в детстве, были уважаемыми дамами, но моя мама имела на Малом пупе, а родился и вырос я именно там, особый статус.

Во-первых, она была урожденная Кравец, а Кравецы, Птицы, Семеновичи и Прудниковы являются самыми уважаемыми Лунными семьями. Мой предок по материнской линии был тот самый Петр Кравец, что привез на Луну первым невесту. А именно на коленях у моей пра-пра-прабабушки прибыл и первый Лунный черепашенок. На Земле рассказ о моей родословной всех оставлял равнодушными, однако, на Луне это кое-что да значило. С детства я ездил с родителями на рауты и званные обеды, учился в лучшем лунном колледже.

В элельке у моей семьи были забронированы места -- вторая люлька места.

80 лет со дня рождения Высоцкого: Золотые мои россыпи

Меня лечили в особом медкемпинге, и у меня была няня. Пожалуй, на этом вce. На Луне нет жесткого разделения на социальные слои. Те, кто не в состоянии оплатить аренду С-кемпинга, комби- и скаффи-обеспечения и покупку пищевого гростера просто не выживут на Луне.

Там ему выплачивается единовременное денежное пособие и выдается десять кислородных карточек; нельзя сказать, что Луна безучастна к своим бывшим жителям. Но подобное случается крайне редко. Луняне живут обособленно даже друг от друга; но семья, клан никогда не оставляют своего родственника и всегда помогают ему в трудную минуту. Второе отличие моей мамы перед другими Лунянками заключалось в ее особой профессии. Генное развитие зародыша, особенное после вступления в силу печально известного закона Рубикса, стало центром внимания не только самих родителей будущего малыша, но и целого ряда медицинских комиссий и правоохранительных органов.

Моя мама знала генотип всех женщин Яблоневого сектора Малого Пупа. В Малом Пупе, удивительно разросшимся в последнее время, теперь 17 районов. Я жил в Яб Пу, так на лу-русс все называли наш район. По элельке 3 станции от нас к экватору -- Ви Пу -- Вишневый район, там работала моя мам и наша соседка дама Валериана.

Еще 3 -- и вы на Чере Пу -- Черешневый район, там находятся основные учебные заведения славянской части Лунного планет. А далеко-далеко к центру, через 16 остановок от Яб Пу находится Косточка. Это центр Малого Пупа. Именно там до сих пор добывают водород и заправляют ИПД-перевозчики. Так вот о генотологах. Война, кажется, уже давно закончилась, а люди здоровее рождаться не стали.

И критические 12 процентов аномалии иногда преодолевать не удается. На Земле генотолог лишь вздохнул бы и передал бы по комби кому следует о случившемся. Дальше ребенка бы аболировали, а мать стерилизовали. На Луне же генотолог помогает супружеской паре бороться с негативными генами, вводит, если нужно имплантанты и стимуляторы, пытается снизить процент аномалий.

Стерилизовать Даму на Луне не посмел бы никто, а вынудить переехать -- всегда пожалуйста. Именно моей маме я обязан тем, что получил право на свободную жизнь ан Луне, ведь при генетическом исследовании будущего меня выяснилось, что отклонение от нормы должно было составить 14 процентов. Нет, у меня вернее у зачатков меня не было физиологической асимметрии или абсентации -- отсутствия жизненно-важного органа. У меня намечалось положенное количество рук и ног, ушей и глаз.

Мозг, сердце, селезенка располагались на положенных природою местах, костная ткань была сформирована. Однако у моего про-я была ярко выраженная физическая недостаточность. Тонус мышц и крепость костей выдавали в зародыше будущего калеку. По расчетам генотологов мои мышцы не позволили бы мне ходить, сидеть и даже держать голову.

Мать ребенка всегда ставят в известность о последствиях рождения такого человечка, и многие, без принуждения, соглашаются аболировать зародыш на ранних стадиях его развития. Но в генотологии есть один интересный закон, который гласит: На простом и понятном языке это звучит так: Но бывают случаи, когда первые роды столь благотворно воздействуют на организм матери, что второй и последующие зародыши выходят из группы риска.

Я у мамы был третьим. У двоих моих сестер были хорошие показатели -- 1, 5 и 0, 6 процента аномалий, но старшая умерла в возрасте 8 месяцев от сердечной недостаточности, а младшая просто заснула навсегда в канун своего двухлетнего юбилея.

Причина ее смерти так и не была установлена. НА Луне стараются не делать вскрытий, используют лазеры, пальмовые сетчатки и хлорикс. Луняне бережно чту т закон неприпоксновенности личности и не нарушают его даже в отношении 8-ми месячных младенцев. И так я был третьим ребенком в семье. Желанным, званным, выстраданным и вынянченным.

То ли смесь "мускулин" закалили мои мышцы, то ли моя мама отчаянно хотела родить и вырастить ребенка, но к родам мой процент жизнедеятельности упал до спасительных 4 процентов.

Я ходил, бегал как и все дети, но скоро уставал, я потому больше сидел и наблюдал за тем, как играют. В полтора года малыши начинают изрекать первые односложные предложения, а два -- уже могут попросить включить им пищевой гростер или надеть на них скаффи.

Яне мог ни первого, ни второго. Лишь когда мне исполнилось три, стало очевидно, что у меня не смыкаются связки. Голосовые, зрительные и слуховые аномалии идут под ничтожным процентом отклонений -- 0, 2 -- 0, 3 -- 0, 6. К моим 4 процентам аномалии прибавили 0, 2 и с таким диагнозом сняли с учета детской медицинской комиссии. Что такое голос, если мы должны исправлять асимметрию телосложения, абсентацию органов! Связки сомкнутся, надо лишь подождать.

Мальчику всего 3 года, в 4, в 5 лет он уже будет так болтать, что вы будете умиленно вспоминать время, когда он целыми днями молчал. Но и в пять лет я по-прежнему не говорил ни слова. Я почти не помню моих детских ощущений того времени. Навряд ли я осознавал свое отличие от моих сверстников, детей на Луне до 6 лет растят как какутсины в вакуумных кадках в родительских кемпингах. Они редко видят других детей и встречались со сверстниками лишь в первом классе колледжа.

В немом периоде моего детства я общался лишь с родителями, дамой Валерианой, нашей соседкой и ее детьми, няней и двумя инструкторами лунопарка в Яб Пу. В каждом секторе Малого Пупа находились свои Лунопарки.

Там, под открытым небом, в вакуумных кадках, росли лунные сады. Грунт Луны -- равнодушный, холодный слой песка, пемзы и шлака. Он не рождает ничего кроме водорода. Так что в основании кадок лежала почва, привезенная с нюшной планеты.

  • Зимин Николай Ильич
  • XXXIX Øàäðèíñêèé ìàðàôîí ïðîøåë íà óðà!
  • Закон позволяет судить Горбачева

Я видел деревья по комби; настоящие, большие, такие которые никогда не растут на Луне. У нас корни деревьев отщипывают, и растения получаются крохотные, сантиметров 30, не. В лунопарке Яб Пу росли не только яблони; здесь же были груши и персиковые деревья, была вишня ази и грушеница евро, кое-где попадались крошечные тополя и клены. Но яблони в Яб Пу росли, отчего-то, лучше. Посередине Лунопарка Яб Пу размещалась огороженная площадка голого Лунного грунта, покрытого слоем пено-пемзы.

Там нюшные туристы расхаживали в скаффи и пытались подняться вверх. Старшего инструктора звали Костя, он подбирал скаффи для туристов, настраивал им программы, запускал микрочипы. Младшего звали Горица, и он отвечал за пеноплазменное покрытие грунта. Я часто приезжал к ним на элельке и проводил на скамеечке у площадки долгие часы наблюдений.

Я никому не мешал, и на меня никто не обращал внимание. Лишь иногда, признав во мне Лунянина по ладно сидящему скаффи, бледному лицу и уравновешенно спокойному поведениюнюшные туристы, особенно женщины, неуклюже подпрыгивая на пено-плазме, походили ко. Сквозь стеклин забрала я видел их темные лица с проблемной кожей и кроваво-красными белками глаз. Многие женщины были грузные и бесформенные; скаффи на их телах пузырились неровными буграми, а щупальца трубодувов терялись в объемистости их спин, ног и грудей.

Какой он худенький, -- охали. Но мои коротенькие связки, как они не напрягались, не могли встретиться с друг другом, и я молчал. В лунопарке можно было увидеть много интересного, особенно в секторе, открытом для туристов. Я видел по комби людей с удивительной темной, шоколадной кожей. Но одно дело вглядываться в экран комби, и совсем другое разглядывать лица таких людей сквозь стеклиновые маски их скаффи. Но было на лицах землян и много неприятного и некрасивого.

На щеках нюш виднелись следы солнечных ожогов и раковых образований. У многих не было ресниц и бровей, а губы были такими сухими, что трескались, когда они улыбались. К годам семи-восьми мой интерес к культуре пен-а-нюш сменился типично-лунным равнодушием, и я перестал бывать в лунопарках. Это так удивило меня, что признаться, я даже не знаю, как начать свое описание лунного представления о второй разумной цивилизации Космоса. Если бы меня попросили бы отметить те места в книге, где я так или иначе думал о монгах, то в конце каждой страницы я должен был бы написать это слово.

Монги -- внеземная цивилизация. На Земле их не любят, и не мне винить за это землян. Все знают, когда монги впервые появились на Земле и подписали пакт о мире и сотрудничестве с парламентами Объединенной Славянской Коалиции и Евро. Сейчас, даже трудно себе представить, что когда-то, давным-давно, только-только по завершении Первой Ядерной Войны земляне мирно торговали с монгами, устраивали выставки и презентации их культуры. Сейчас, даже трудно определить, когда же прошел бум популярности и наступило леденящая тишина холодной войны.

Наверное, именно тогда, когда люди поняли, что монгам не нужны ни торговля, ни обмен знаниями, им была нужна Земля, и по возможности, без людей на. Сейчас монги редко прилетают на Землю, но большинство, должно быть, видели их по комби. В представлении человека, монг -- это человекоподобное существо с плазменной структурой тканей. Водянистый кожный покров монга имеет серовато-синий цвет, при чем синева преимущественно покрывает наиболее важные органы -- шестикамерное сердце, легкие, фотосинтезатор, органы пищеварения и мозг.

Каждые 20 часов кожный покров, защищающий эти органы, обновляется, сдвигая старые клетки к плотной шее, затылочной части головы, ступням, коленям, локтям и ладоням. По экрану комби мало можно понять о важности монгов, но я точно могу сказать, что у них интересные лица.

Волосяной покров отсутствует, нет ресниц, бровей. Глубоко посаженые глаза -- пуговки соединяются светло-голубой кожной складкой, в центре которой располагается "мертвая точка". Вы, должно быть, больше моего слышали об этом участке их лица.

Я могу лишь повторить то, что эта мертвая точка -- это своеобразный третий глаз монгол. Они чувствуют вибрации воздуха, перепады давления, электромагнитные напряжения именно этим своим слепым глазом. Мертвая точка практически не просматривается из-под толщи нависшей над илом кожной складки. Только если в комнате очень темно, и вся она пронизана магнитными волнами, посередине лица, между бусинками-глазами можно заметить блеклое пятно, слабо-слабо святящееся в темноте. Мертвая точка -- это показатель жизнедеятельности организма монгов.

У слабых и больных она крупная, заметная даже при дневном свете; у здоровых, взрослых монгов рассмотреть мертвую точку даже в кромешной тьме очень трудно.

Внизу, за мертвой точкой, располагается небольшой бугорок, вздрагивающий при любом движении монга. Это можно было бы считать носом, если бы лунные ученые не установили наверняка, что дышит монг всем телом, всей своей влажной, желеобразной кожей. Выдвигалось даже смешное предположение о том, что монги -- растения; так ошарашены были ученые открытием протекающего в их телах процесса фотосинтеза.

Губ, как таковых у монгов. Лицо словно разрезано скальпелем посередине и зашито на щеках двумя крошечными узелками. Впрочем, это не мешает монгам говорить, у всех у них красивые, звучные голоса с широким тембром. У монгов длинные пальцы рук и ног, правда, мизинцы совсем крошечные, в четверть указательных пальцев.

Сейчас уже любой Лунянин знает о том, что монги успешно выращивают человеческую кожу и волосы, а потому, при соответствующем хирургическом вмешательстве, могут имплантировать себе и кожу, и волосы, и роговицу глаз, и человеческие ногти и зубы. На Луне слышали о том, что такие монги шпионят на Земле, но с присущим нам равнодушием, отмахнулись от факта. Пожалуй, на Луне многие шпионят то же, но, если честно, Лунянам нет до этого никакого дела. Ан луне нет военных объектов, система функционирования всех Лунных достижений, начиная от элельки и заканчивая домашним гростером, известна всем, так что выведывать, собственно, нечего.

знакомства с аный семеновичь

И в целом на Луне отношение к монгам совсем другое, чем ан Земле. Представительство монгов находится именно на Луне. Луняне слышали все эти кровавые истории о похищении нюшных людей и о том, как после их обезглавленные тела находили в других районах Земли.

Но если быть откровенным, земляне не волновали Лунян ни в живом, ни в мертвом виде. Еще одно слово из лексикона земных людей -- цинизм. Наверное, все это звучит цинично, но я никогда не понимал, что же плохого в этом слове. Итак, Луняне жили и живут своей жизнью.

Но думают и о монах, так удачно вкладывающих средства в открытия новых луно-парков и строительства очередных линий элельки. Земляне говорят, что это грязные деньги, но деньги нюшных промышленников и политиков не более чистые, чем грязные деньги монгов. Да и вообще пятна с купюр не переходят на совесть. Вы, наверное, скажете, что это цинично.

А как тогда быть "с зуб за зуб" и "око за око", Хотя, дело, конечно, не в поговорках. Нелюбовь землян к Лунянам может объясняться отчасти, и лунной расположенностью к монгам. Но кто виноват в том, что нюшным людям надо обязательно иметь образ врага, Луняне же не изобретают себе ничего подобного. Мое отношение к монгам, конечно, особенное.

Они перевернули всю мою жизнь, вывернули мое "эго" наружу и сделали совсем другим. Но это, впрочем, было не на Луне, а на Земле, и до этого момента еще много чего следует рассказать. Вот, к примеру, о том, как я заговорил и одновременно стал самым популярным мальчиком Малого Пупа.

Я знал Малый Пуп с его 17 секторами как свои пять пальцев.

знакомства с аный семеновичь

Но я никогда не ездил так далеко, как в Хрустальное Сердце. И тогда, и теперь там живут Евро, есть немного ази, хиспаниш и славян. Но, в основном, все говорят на шевро. От Хрустального Сердца до Яб Пу 16 остановок по элельке, а это 4 часа езды в экспресс люльке.

Перед началом занятий в колледже, 26 августа, наша классная дама решила собрать всех первачков и отвезти их покататься это один из пригородов Хрустального Сердца. В Малом Пупе сектора гипер-полиса называются по названиям преобладающих деревьев в Лунных парках; в Плаве, медицинском гипер-полисе, сектора обозначаются цифрами, а в Хрустальном Сердце регионы называют буквами.

Первая буква пригорода обозначает статус сектора: А спальные С-кемпинги, Б -- досуговые отделения; С -- официальные резиденции и офисы компаний; Д -- образовательные учреждения, Е -- правоохранительные сектора и.

Итак, 25 августа мы должны были отправиться от станции Яб Пу в сторону Сердца Б. Когда в люльке некоторые дети стали открывать забрала своих скаффи, я с интересом стал всматриваться в их лица, пытаясь узнать характеры и привычки моих бедующих соучеников. Но меня отвели на фамильное 3-е место, в самом начале люльки, пристегнули, и я мог видеть от силы человек, затемненных в соседних местах.

Мы тронулись так мягко, что я не сразу понял, что мы уже в пути; только задрав голову кверху, смотря в стеклиновый купол люльки, я мог понять, как быстро мы мчимся вдаль, над бескрайнем равнодушным лунным грунтом и сонными С кемпингами. Только когда мы миновали Про Пу -- Пробковый пуп, а вместе с ним космодром и станции водородной заправки, затемнение на боковой панели люльки спало, и я мог наблюдать проносящиеся мимо нас лунные сады Кле Пу, Ясе Пу, конторы водороддобывающих заводов в Сос Пу.

На станциях Большой Пуп и Бре Пу затемнение включили снова, причем купол люльки потемнел вместе с боковинами, и смотреть было больше не на. Девочка на сидение позади меня положили мне ладонь на плечо и спросила: Вы верите, что, встретив единственную во всем мире женщину, созданную лишь для вас, вы с первого взгляда понимаете, что именно ваше, а не чье другое.

Даже если у этой женщины есть дети и муж, даже если она старше вас на много лет, даже если она шлю и спит с десятком других мужчин за деньги, вы понимаете, что это ваша женщина.

Просто время и обстоятельства сложились так, что вы встретили ее слишком поздно. Но это был не мой случай. Я понял, что встретил свою женщину, вылепленную из моего ребра, именно в 6 лет. Ее распахнутые карие глаза осенялись темными густыми ресницами. Темные, абсолютно прямые волосы были собраны в узелок на затылке на мужской манер. Волосы были короткими, а потому тейл смешно торчал перпендикулярно голове и то и дело подпрыгивал, потому что сама девочка была такая живая и веселая, что постоянно подпрыгивала на сиденье, словно пытаясь освободиться одним движением от ремня безопасности.

Все ее тело словно состояло из тысячи подпрыгивающих шариков, и даже лицо ее было таким подвижным, что его выражение менялось каждые пять секунд. Она то надувала, то закусывала губы, и оттого ее курносый остренький нос двигался по лицу то вверх, то. Это было забавно и Она напоминала мне о том, что Луна все- таки вертится вокруг Оси, Земли и Солнца и при чем вертится очень быстро, да еще и с ускорение.

Я же спросила, что там красиво или как? Даже плечами я жму дольше, чем все остальные Луняне аза в два, для нее же это, должно было показаться вечность. Она повернулась назад, и я мог видеть лишь ее смешной тейл, прыгающий в такт ее движений. Да мне и не надо было большего.